IMG_4512 (2)

Версия для сайта east-eco.com/ Источник: Дальневосточный Учёный, № 10
К настоящему времени на Дальнем Востоке создано 20 так называемых ТОР – территорий опережающего развития, из которых 4 в Приморском крае. Они предназначены для социально-экономического развития территорий, привлечения инвестиций за счет льготных условий, создания новых предприятий и рабочих мест. Для этого в 2015 г. был принят специальный федеральный закон, где наряду с экономическими задачами особо подчеркнуто и «создание комфортных условий жизнедеятельности населения». Вот на это и хотелось бы обратить внимание.
Практически все ТОРы получили названия по географическому местоположению (Камчатка, Курилы, Бурятия, Забайкалье, Хабаровск, Николаевск, Большой Камень, Михайловский, Надеждинский…), и только один, почему-то, назван «Нефтехимический», что, очевидно, подчеркивает развитие на этой территории химии и нефтехимии. И понятно было бы, если бы он располагался в тех районах, где уже давно работают химические и нефтехимические заводы (Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, Забайкалье…) или поблизости есть месторождения полезных ископаемых, где добывают нефть и газ – основное сырье для нефтехимии. Но в Приморском крае нет перспективных для разработки месторождений нефти и газа, и поэтому этот ТОР будет зависеть только от их поставок.
В основе любого созданного ТОР — обычно те территории, где уже есть или существовали базовые предприятия, которые требуют поддержки от инвесторов, нуждаются в реконструкции, где уже есть хоть какая-то инфраструктура, специалисты в этой области, на которую он и рассчитан. Например, ранее в г. Большой Камень был градообразующий завод «Звезда», который разделывал и готовил к утилизации списанные атомные подводные лодки. Поэтому создать здесь ТОР по судостроению было не сложно. Или ТОР «Михайловский», созданный на заброшенных совхозных землях — идеален, чтобы развивать здесь сельского хозяйства. В г. Арсеньев, например, можно создавать ТОР по авиастроению, так как здесь есть авиастроительный завод, специалисты по самолетостроению.
Но вот ТОР «Нефтехимический» в городе рыбаков и моряков, ну это никак не укладывается в голове – зачем и почему его там создали? Нефтехимические заводы в рыбацкой Находке, это ведь приведёт к тому, что будет загублена рыбная промышленность и все, что с ней связано. Конечно, его инициаторы успокаивают – «нет в Находке своих нефте- и газохимиков, так завезем из Китая, подведем газовую трубу «Сила Сибири», и городу кое-что достанется». При этом они умалчивают о том, что же еще достанется находкинцам – загрязненная окружающая среда, потенциальная опасность проживания с химическим заводами, обступившими город со всех сторон (с запада – нефтехимический завод ВНХК, с востока – завод производящий метанол и аммиак, плюс нефтепорт «Козьмино»). И все это — добавка к уже загрязненной окружающей среде от угольной пыли в портах, причалы которых вытянуты вдоль жилых домов на десятки километров по берегу залива Находка.
Может быть в Приморском крае нет городов и поселков с химическим производством?
Да, есть несколько десятков крупных предприятий во Владивостоке (Дальхимпром, Дальполиметалл…), а также в других городах и поселках Приморья: Дальнегорск, Спасск, Ярославский, Кавалерово…, которые существуют уже более ста лет, базируются на переработке местного сырья. Приморский край также известен в стране и в мире как крупнейший производитель бора, плавикового шпата, вольфрама, свинца, олова, молибдена, цинка, а также тех продуктов с применением химических технологий, которые необходимы в нашей стране и за рубежом – цемент, сахар, масла, лекарственные препараты. Оказывается есть в крае и базовые «химические» предприятия и города, с безработным населением и портами (порт-пункт Рудная рядом с Дальнегорском), где логичнее было бы создавать ТОР «Нефтехимический».
Так почему же кто-то упорно хотел бы вместо крупного рыбопромышленного центра в г. Находка построить город газо- и нефтехимиков? Для чего и с какой целью? Пока известно из СМИ, например, что завод минеральных удобрений в Находке (НЗМУ) уже в к 2023 году должен выйти на проектную мощность и вырабатывать 1,8 млн тонн метанола, а затем еще столько же аммиака, и все это пойдет на китайские рынки, которые заинтересованы в производстве ядовитых веществ за рубежом, так как в своей стране это запрещено.
Как известно, этот ТОР создается для ускоренного социально-экономического развития той территории, где его собираются размещать, и для этого правительство даже определило ряд льгот. Но это не означает, что не должны соблюдаться Конституция и законы страны. Вот и последний пример с Находкинским заводом минеральных удобрений ярко демонстрирует игнорирование основного закона страны. При отсутствии разработанной, согласованной и утвержденной проектной документации, прошедшей общественные слушания и одобренной государственной экологической экспертизой, с января 2020 г. началась активная фаза строительства завода: на обширной территории вырублен лес, уничтожен растительный и почвенный покров вместе с существовавшей фауной, снесены основные формы рельефа и разрушен водоносный слой. Поскольку территория завода находится в непосредственной близости от морского побережья залива Находка, в его водоохранной зоне, то с нее теперь смываются атмосферными осадками в море загрязнения, оказывающие негативное воздействие на прибрежную морскую биоту. Таким образом, ещё до начала официального разрешения строительства уже нанесен ущерб наземной экосистеме и водным биологическим ресурсам, но заказчики строительства не собираются признавать нарушения, оценить и компенсировать ущёрб.
Все, что уже совершено, подходит под определение «экологические преступления», но ни городские и краевые власти, ни органы природоохранной прокуратуры пока не приостановили дальнейшее развитие этих преступлений или делают вид, что это их не касается? Между тем, целый ряд статей федерального закона «Об охране окружающей среды» (ст. 34-39, 47 и др.) предусматривают особые требования в области охраны окружающей среды при строительстве любых промышленных сооружений при производстве потенциально опасных химических веществ (метанол – 3-й, а аммиак – 4 классы опасности). В любом случае, основываясь на презумпции экологической опасности любой намечаемой деятельности, и в соответствии с природоохранным законодательством Российской Федерации, заказчики этой опасной стройки должны были, прежде чем начинать строить, провести Общественные слушания проекта и представить его на государственную экологическую экспертизу. Они этого не сделали и, следовательно, также совершили экологическое преступление. Попытки оформить все «задним числом» являются грубым нарушением российского законодательства.
Можно ли сегодня оценить ущерб, нанесенный природе строящимся НЗМУ? Думаю, что можно и нужно, так как безнаказанность, как известно, порождает новые преступления такого же порядка. Это уже дело следователей. Скорее всего, не все срубленные деревья вывезли, рядом с вырубленным лесом еще сохранились аналогичные участки растительности, которых не коснулись ковши бульдозеров. Есть также опубликованные научные статьи и архивные источники информации по этому району. Вот, например, проведенный мною анализ списков фауны территории г. Находка и его окрестностей, показывает, что здесь зарегистрированы или обитают, как минимум, около 80 видов животных, занесенных в Красные книги Приморского края, Российской Федерации, Международную (МСОП) и Азии. Среди них больше всего (по 10-15) видов из классов птиц, насекомых, рыб и млекопитающих. Около 15 видов занесено во все Красные книги мира (например, зимующие здесь белоплечий и белохвостый орланы). Кто-то должен ответить за разрушение мест их обитания!
Если в дальнейшем незаконная стройка НЗМУ будет продолжена, то экологическая ситуация в районе г. Находка будет только усугубляться и уже наметился не только экологический, но и социально-экономический очаг напряжения, ведущие «в никуда», или даже — в «новый Хабаровск».
Следует отметить, что подобные опасные предприятия должны иметь очень широкую санитарно-защитную зону (не менее 1 км), а в случае с НЗМУ в нее попадают близлежащие поселки: Врангеля, Первостроителей, Козьмино и др., а также базы отдыха, в которых проживает около 20 тысяч человек и тысячи людей отдыхают на морском побережье. Куда собирается НЗМУ переселять такое количество людей? И думает ли вообще об этом?
Не сомневаюсь в том, что НЗМУ не оценивает суммарную экологическую опасность, которая уже существует на этой территории от деятельности угольных терминалов и нефтепорта «Козьмино», а также от спроектированного завода ВНХК, а только свою. Подобные расчеты еще не представляло ни одно из крупных предприятий Находки.
Не будет оцениваться также и ущерб базовому для города рыбохозяйственному комплексу. Ведь залив Находка находится южнее Владивостока и вблизи мыса Поворотный, в районе которого в Японском море проходят пути миграции практически всех промысловых морских пелагических животных – от кальмаров до китов. Как повлияет активное судоходство танкеров-химовозов на их миграцию и численность? В каком районе залива они будут сбрасывать балластные воды и как они повлияют на его экосистему и водные биоресурсы? Ответы вряд ли будут получены от руководства завода, так как никакой научной базы под строящийся НЗМУ не существует.
Необходимо, чтобы беспредел был остановлен, незаконное строительство прекращено, виновные наказаны и за их счет проведена рекультивация изуродованной природной территории. И если такой завод действительно нужен Приморскому краю (пока речь об этом даже не ведется), то должно быть все поставлено на законную базу: рассмотрены альтернативные варианты его места строительства с учетом существующего социально-экономического положения территории, его природно-климатических условий и экологического состояния, проведены детальные инженерно-экологические изыскания, моделирование аварийных ситуаций, подготовлен основной документ – оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), проведены общественные слушания по проекту и государственная экологическая экспертиза. Возможно тогда и будут соблюдены основные требования федеральный закон о ТОР, которые и призваны создать комфортные условия жизнедеятельности населения. Пока же всё, что мы видим в связи с ТОР «Нефтехимический» похоже на историю про «тяп-ляп», и — «после нас хоть трава не расти».

Главный научный сотрудник ТОИ ДВО РАН,
доктор биологических наук

РАКОВ Владимир Александрович

Отзывы о статье и по проблеме ТОР «Нефтехимический» просим направлять по адресу: easteco@yandex.ru

Tags:
Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

©2022 Ecology Education

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ

Нас сейчас нет на месте. Но вы можете отправить нам email и мы постараемся ответить вам в ближайшее время.

Отправка

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account